«Хоть расстреляйте — ничего нету!» Один день с судебными исполнителями

Всего просмотров: 736. Сегодня: 2
24.09.2016

В длинном коридоре на мониторе крутятся поучительные ролики. Ребеночек приходит из школы — а есть нечего, потому что папа не заплатил алименты. Другой сюжет — мужчина (явно тот папа) собрался в Хургаду, но его разворачивают в аэропорту: долги не пускают выехать из страны. И так далее. Мы в отделе принудительного исполнения Советского района Гомеля. Собираемся ехать «на участок» — собирать долги.

— Летом хорошо, можно допоздна работать… — мечтательно произносит кто-то из исполнителей. Для многих из них рабочий день не заканчивается в 18:00.

80% исполнителей — женщины, в основном модельной внешности. Специально отбирают. Нам такая кадровая политика нравится, но, отправляясь к прожженным должникам, хочется уточнить:

— А разве у вас не должны работать здоровенные такие дядьки, которым сразу хочется все отдать?

Начальник отдела Татьяна Данько считает, что быть здоровенным мужиком — это не главное:

— Важнее крепкие нервы и усидчивость, ведь много времени, увы, приходится тратить на бумажную работу в кабинете.

— «Увы»? А разве не спокойнее сидеть в тепле?

— Мы очень любим общаться с людьми, это гораздо интереснее, чем кабинетная рутина. Каждый выход на участок — это же отдельная история, — у начальника отдела, которая сама, будучи рядовым исполнителем, выходила «в поля», загораются глаза. — Разные должники, разные жизненные ситуации. Надо уметь расположить к себе человека, убедить его, что он должен заплатить — без лишних эмоций, наименее болезненно для него, его семьи.

Кабинеты наполнены звуком клацанья клавиш. Бумажная часть работы сегодня представлена стопками коричневых папок на каждом столе. Одна папка — один свежий должник. За день исполнителю надо оприходовать примерно десять таких: установить либо подтвердить местонахождение человека, найти контакты, проверить по различным базам наличие недвижимого имущества и техники. Не успел — этот коричневый ком начинает расти и к концу месяца может раздавить.

У системы принудительного исполнения сегодня имеется доступ ко всем базам данных (включая ГАИ, паспортную систему, земельный кадастр, сотовых операторов), позволяющим узнать, какое имущество официально числится за человеком, водит ли он машину, где зарегистрирован, что покупал в кредит и так далее. Говорят, используя эту информацию, можно, не выходя из кабинета, испортить жизнь почти любому должнику.

Вообще-то, должники тоже не лыком шиты. Есть «любимчики», с которыми не могут расстаться годами.

Вот парень регулярно попадается контролерам в общественном транспорте. На данный момент имеет восемь неоплаченных штрафов. Не работает, ведет разгульный образ жизни. Некоторые в казино отрываются, а этот зайцем ездит. Постоянный клиент отдела, здесь его хорошо знают. Исполнители в данном случае мечтают не только взыскать долг, но и убедить человека трудоустроиться, чтобы смог шиковать и вдоволь попадаться контролерам. Сегодня мы к нему тоже съездим.

Кстати, основная доля поступлений в бюджет, проходящих через отдел, приходится нынче на милицейские штрафы (пьянство в общественном месте, платежи за вытрезвитель, ГАИ, камеры скорости). Затем идут долги по кредитам, алименты и так далее.

Олеся Буланович заведует сектором, который специализируется на алиментах. Уж миллион лет ее подопечные используют одну тактику:

— Тут все по-старому: пытаются официально получать маленькую зарплату, чтобы поменьше платить. Машины-дачи — все на родственниках. Соседи и друзья подтверждают, что пользуется он сам, но взять с него, выходит, нечего. Общаемся, ходим «в гости», если что-то есть — арестовываем имущество. В таких случаях у него есть 10 суток на то, чтобы найти покупателя самостоятельно. Конечно, бывают неприятные ситуации: мама, папа, должник — все орут, а тебе голос повышать нельзя… Но обычно после этого деньги на погашение долга быстро находятся.

На складе находятся несколько изъятых ноутбуков, мониторы, утюги, упаковки с колготками. Мы, конечно, мечтали увидеть клетки с кроликами и золотые батоны, но сюда такое добро не попадает. Яхт и паровозов у местных должников тоже не случалось.

У исполнителей, помимо слуха, зрения, осязания, обоняния и вкуса, развивается так называемое чувство ликвидности. Находясь в квартире должника, они в мгновение ока определяют, что здесь можно продать, а что никому и даром не нужно. Содержимое склада скоро отправится в магазины, которые торгуют конфискатом.

Кстати, на сайте компании «Белреализация» можно прямо сейчас купить конфискованный принтер за 80 копеек или шагающий экскаватор почти за 2 млн рублей новыми. Оказывается, здесь выкладывают конфискованные товары — от дискотечного зеркального шара до огромного здания.

— А если вот этот принтер никто не купит?

— Тогда мы обязаны предложить его взыскателю долга. Если он отказывается, то возвращаем прежнему владельцу. И смотрим, что еще можно забрать. Например, недавно нам разрешили изымать даже последний телевизор, хотя раньше считалось, что это предмет первой необходимости и трогать его нельзя.

Еще одно перспективное направление — быстрые кредиты.

— Бывает, таким выдают, что смех и грех, — исполнитель Сергей Алексунков показывает бланк с типовым текстом — такие, похоже, рассылаются по всей стране. — Вот пришло нам письмо из учреждения, которое раздает такие деньги. Требуют лишить права управления, запретить выезд за границу и так далее. Что ему запрещать, если у него сроду ничего не было, только кочует?.. Мы знаем этого человека. Совершенно непонятно, на что они надеялись, выдавая ему деньги, пусть даже под бешеные проценты. Бывало, вызываем должника, который взял этот кредит и всю улицу коньяком угощал. А он сам в шоке: «Они что, не видели, кому дают? Я алкоголик — вот же, на лице написано!» Я сам как-то позвонил по такому объявлению, спрашиваю: «Сколько дадите, если я нигде не работаю?» 1000 рублей дают без проблем, только паспорт приноси. И потом присылают нам эти свои письма.

Впрочем, по словам исполнителей, с такими должниками часто иметь дело проще и приятнее. Многие сдадут бутылки и носят каждую неделю квитанцию на 1 рубль — стараются, переживают.

Среди состоятельных людей есть более сложные персонажи. Одна из папок на столе у исполнителя Елены Шелегович в несколько раз толще прочих, потому что в ней сценарий нудного, но поучительного сериала про деньги. Там все сложно. Предприниматель задолжал налоговой, есть судебное решение о взыскании крупной суммы. Но взыскать ничего не удается, так как из имущества у человека только две квартиры. Изъять их сложно: там живут другие люди. Находясь в базе должников, человек даже успел поучаствовать в недавних выборах, при этом был обнародован его вполне приличный годовой доход. И так далее. Нынче должник ограничен в действиях: не может выезжать из страны, совершать сделки, у него изъято водительское удостоверение. Но он стоит на своем: все решения вынесены неправильно, ничего не отдам. Сценарий, похоже, будет дописываться еще долго, а потом его продадут «Беларусьфильму».

Бабушка заходит в кабинет, бережно разворачивает просроченное «письмо счастья». Опять где-то гоняла под радарами.

На самом деле вряд ли скорость превысила она. На машине ездит сын, но оформлен автомобиль на женщину — вот ей и присылают фотокарточки с дорожных камер, не забывают. Пенсионерке распечатывают бланк с реквизитами, отправляют платить в банк (карточкой можно рассчитаться на месте). Поскольку делом занялся отдел принудительного исполнения, то штраф получается на 10% больше — эта сумма идет на покрытие расходов по взысканию.

Как покажут дальнейшие события, матери вообще без раздумий бросаются на амбразуру, прикрывая детей. Порой неумело, отказываясь поверить в беспутство сыновей — но выглядит трогательно.

— А покажите вашу экипировку. Где у вас каска и шокер?

Никакой каски нет. Говорят, что исполнители ничего не боятся, привыкли, заматерели. Но на рожон не лезут, знают, куда можно идти, а куда без милиции нежелательно.

— Недавно приехали к директору фирмы домой, у него долг относительно небольшой был по штрафам,— исполнитель Елена Тихонова сегодня остается в кабинете, но решает подбодрить нас перед выездом. — Приличный такой с виду мужчина. Сходил в гараж, принес топор, замахнулся на меня… Хорошо, что жена придержала его. Директора этого потом к административной ответственности привлекли — за оскорбление.


Микроавтобус переваливается по колдобинам, которые можно отыскать, если свернуть с приличной дороги. В таких живописных местах часто обитают должники. У заведующей сектором Ирины Власенко при себе досье на тех, кого мы планируем посетить.

— Опять будете что-то провокационное писать? — беспокоится судебный исполнитель Константин Мельниченко.

— Да. Как исполнители изъяли у бабушки последнюю почку.

Похоже, водитель Виктор здесь самый бывалый. Припомнил, как однажды присутствовал при изъятии коня. Вообще-то, с животными лучше не связываться: их на склад рядом с принтерами не положишь. Разве что сразу удастся найти того, кто купит скотину.

Красивый двухэтажный барак выглядит многообещающе. За дверью надрывается собака. По документам здесь живет тот самый безбилетник, который не пропускает ни одной бригады контролеров.

Открывает мать должника:

— Сына нет, уехал на полигон денег заработать [видимо, имеется в виду полигон отходов — прим. Onliner.by].

Обстановка, скажем, скромная. Хваленому чувству ликвидности зацепиться не за что. Пес какой-то суровой породы с воем рвется из ванной, где его по просьбе сотрудников отдела закрыла хозяйка. Похоже, разгоняется и ударяется о дверь, хочет взглянуть, кто пришел.

— Мы оставим вам счет и повестку для сына. Деньги он должен заплатить в течение трех дней, — объясняет Ирина. — У него долг 190 рублей.

Такая сумма кажется женщине слишком серьезной.

— Обязательно заплатит. Да я сама за него платить буду! — переживает она. — Но только у нас же «коммуналка» еще — дайте хоть немного больше времени…

Зафиксировав, что ликвидного имущества не обнаружено, отправляемся дальше. На очереди гражданин, который трижды не оплатил свое пребывание в общественном месте в нетрезвом виде.

Снова нашего должника нет дома, за него отдувается пожилая мать. Она отказывается верить милицейским протоколам:

— Петя же не пьет никогда! Он хороший, добрый…

В комнате молодого человека видны признаки затянувшегося, но старательного ремонта. На стене висит, поблескивая ликвидностью, телевизор.

Ирина приступает к процедуре ареста. Хозяйка квартиры сквозь слезы доказывает, что это ее имущество. Как бы то ни было, у Пети теперь есть 10 суток на то, чтобы снять все вопросы.

Девятиэтажка в спальном районе, расписной подъезд, обязательный собачий лай из-за дверей. Должники уходят сквозь пальцы, как налимы. Свекровь девушки, которую мы ищем, уверяет, что та переехала с ее сыном — вот как раз вчера, так совпало!

— Сняли квартиру, собрали шмотки да уехали. Куда — не знаю, честное пионерское, они очень самостоятельные. Имущество какое там у них — был только ноутбук складной, да и тот сломался, так выкинули. А собачку вы не бойтесь, она не страшная. Только почему-то не любит судебных исполнителей, милицию и соседку с седьмого этажа за ноги кусает.

Рассказывая, в волнении женщина пальцем рисует на потрепанных обоях складной ноутбук — чем дольше рисует, тем менее убедительно получается. Но убедительность к делу не пришьешь. Теперь исполнителям надо начинать все сначала, выяснять, куда подевалась должница, которая забыла заплатить за учебу в лицее.

Для нас картинки за окном микроавтобуса постепенно сливаются в однообразный фон. Но система в общих чертах ясна: либо нет имущества, либо нет должника. Либо ни того, ни другого.

Углубляемся в частный сектор. Слепой пес приветствует нас протокольным лаем.

Здесь мы наконец-то увидели живого должника. Мужчина, недавно вышедший из ЛТП, с удивлением узнает, что на нем висят старые штрафы за пьянку. 150 рублей — сумма огромная, ни в жизнь не заработать. А продать нечего.

— Да у меня и нет ничего! — в доказательство того, что изъять все равно нечего, должник ведет показывать свою комнату в недрах довольно большого дома. — Хоть расстреливайте.

Тут действительно спартанские условия, даже свет не проведен. Зато в углу обнаруживается компрессор — Константин принимается описывать его. Исполнители говорят, что в таких случаях деньги на погашение долга находятся быстрее.


Для нас это экскурсия в относительно новый мир, существующий параллельно с нормальной жизнью. Для исполнителей и должников — вечная гонка, в которой у каждого свои приемы и своя правда. Большинство из нас вечером разойдется по домам. Некоторые из работников отдела в это время отправятся к своим неуловимым клиентам в надежде застать их дома.

— Заходите в гости! — на прощание приглашают исполнители.

— Обязательно. Лишь бы не вы к нам!

« Вернуться