Вопрос
Банки отобрали у должников трехлитровые банки

* Обязательные поля

219

Банки отобрали у должников трехлитровые банки


Банки отобрали у должников трехлитровые банки

Банки отобрали у должников трехлитровые банки


В Беларуси растут объемы залогового имущества, которое банки изымают у предприятий и физических лиц из-за неплатежей по кредитам. По оценкам экспертов рынка, в 2009 году объемы изъятий выросли в два раза по сравнению с 2008-м, а с начала нынешнего года по отношению к началу 2008-го — примерно в шесть раз.

И такая ситуация, учитывая рост неплатежеспособности предприятий и граждан из-за последствий кризиса, будет нарастать, считает Павел Агеенков, директор ЗАО «Белреализация», специализирующего на продаже залогового, в том числе арестованного имущества. Эксперт прогнозирует, что к лету приток залогового имущества на продажу существенно увеличится.

«Пройдитесь по сайтам банков, и вы увидите, что у многих появились разделы реализации залогового имущества, а сами перечни товаров существенно выросли», — рассказал П.Агеенков «Белорусским новостям». При этом он отметил, что с декабря начался всплеск изымаемого имущества за неплатежи у физических лиц. Это, в первую очередь, дорогие автомобили, которые покупались в кредит.

Банки изымают у предприятий, не способных рассчитаться по кредитам, здания, недвижимость, производственное оборудование, автомобили. Однако в перечне можно найти любопытные примеры. Например, один из банков реализует консервированные щи из свежей капусты, горошек, соки в трехлитровых банках, а другой — бройлерных кур I категории по цене 5 325 рублей, кофейный аппарат стоимостью 500 долларов, лимузины. Один из банков продает 1-комнатную квартиру на улице Полевой в Минске за 138 млн. рублей, изъятую, очевидно, за неплатежи по кредиту.

Основная часть изъятого залогового имущества — недвижимость и техника. И найти покупателей на это залоговое добро не так-то просто. «Наиболее ликвидным товаром является автотранспорт, — говорит П.Агеенков. — Его сравнительно легко изъять у бывшего владельца и перевезти к новому собственнику или в реализующую организацию. Также достаточно легко оценить реальную стоимость транспорта. Похуже обстоят дела с производственным оборудованием, особенно с его перевозкой. Нередко бывает, что станки вмонтированы в бетонный пол, и оборудование нельзя перевезти, не разрушив здание. Встречаются станки для производства очень специфической продукции, которая спросом ни у кого не пользуется».

Сложнее всего избавляться от продовольственных товаров. На продукты питания нужно получать разные сертификаты качества, искать помещения для хранения со специфическими условиями (температура, влажность и т.д.). Кроме того, могут поджимать сроки реализации. «К тому же возникает вопрос: кому будет нужна такая продукция, если сам производитель не смог ее реализовать, чтобы погасить кредит? Нужны дополнительные маркетинговые инструменты, чтобы изучить рынок и привлечь покупателя. А это дополнительные расходы», — говорит директор «Белреализации».

Если товар долго не продается, он уценивается. Банк в этом случае вынужден идти на убытки, чтобы получить хотя бы часть средств. В прошлом году в странах Балтии, серьезно пострадавших от кризиса, банки продавали залоговое имущество должников в несколько раз дешевле, приводит пример П.Агеенков: «Например, в Литве машину БМВ 2000 года можно было купить за 2 тысячи долларов. В итоге дешевые бэушные авто скупили немцы». В Беларуси, по его словам, пока до этого не дошло, однако конкуренция на этом рынке обострилась, предложение превышает спрос.

«На первый план выходит покупатель, который может заплатить «живые» деньги за товар, — отметил эксперт. — В докризисные времена ситуация была противоположная — банки, имевшие ликвидный товар, могли устанавливать на него свою цену и достаточно быстро продавать, выбирая «удобного» покупателя. На мой взгляд, лучше за товар получить хоть какие-то деньги, чем держать их в «замороженном» виде, несмотря на понесенные убытки от реализации».

Эксперт прогнозирует, что рынок залогового имущества должен оживить декрет № 3 от 1 марта «О некоторых вопросах залога имущества». По его мнению, данный документ упрощает процедуры, связанные с оценкой и реализацией залогового имущества, что, в свою очередь, позволит снизить количество «плохих» долгов и проблемных активов, и как следствие — оздоровить экономику государства.

«Реализация залога будет возможна без обращений в суд, судебных издержек, арестов имущества, что упрощает, удешевляет и сокращает процедуры по времени», — отметил П.Агеенков. По его словам, у банков появится возможность договариваться с должниками о реализации залогового имущества без обращения в суд. «Ранее стороны не могли прийти к согласию. Клиент вроде хочет продать, но без разрешения банка и вывода имущества из залога продать не может. Банк, в свою очередь, не может вывести имущество из залога до тех пор, пока не поступят деньги. Покупатели же не готовы платить за залоговую технику, потому что не ясно, хватит ли полученных средств на покрытие просроченной задолженности и вывода имущества из залога. Декрет № 3 этот механизм подробно регулирует и упрощает».

В то же время в документе есть моменты, которые могут усложнить продажу, считает эксперт. В частности, декрет № 3 предусматривает, что недвижимое имущество и имущество, относящееся к основным средствам, может реализовываться только путем торгов и только банкам. «Но, как правило, в залог передаются основные средства. Поэтому правильным, — считает П.Агеенков, — было бы продавать путем торгов только недвижимое имущество». Такой позиции, по его словам, придерживается и Госкомимущество.

Источник: http://naviny.by